МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

До чого приведе "русский как второй государственный" - досвід РБ

07/10/2006 | Navigator
ТВ и радио
К 2001 году на территории РБ вещало 5 ТВ каналов: только по 1-му каналу шло вещание государственной Белтелерадиокомпании (БТ); остальные четыре занимают российские компании: ОРТ, РТР, НТВ и "Санкт-Петербург" (прием последних трех каналов возможен не на всей территории Белоруссии). Официально, 75% передач на БТ идет на белорусском языке, остальное на русском [Чикин 2000]. Фактически, многие передачи имеют лишь белорусские субтитры и название, сама же передача целиком идет по-русски. В приграничных западных районах желающие принимают программы польского ТВ. Постепенно распространяется кабельное ТВ (только на русском языке).
Сетевое радио обслуживается той же Белтелерадиокомпанией с аналогичным распределением языков. Большинство остальных раидостанций русскоязычны, особенно это касается молодежного FM-диапозона. Исключениями являются радио "Столица" и некоторые передачи на других радиостанциях, например, "Беларуская гадзiнка" на радио "Стиль" [БДГ, 19.02.2000]. Особым случаем является белорусская служба американского радио "Свабода", вещающая только на белорусском языке. Все передачи которого доступны также в Интернете [Свабода].
Несмотря на то, что не так мало передач на телевидении и радио идет на белорусском языке, многие предпочитают смотреть российские каналы. В целом ТВ Беларуси функционирует не как основной и самостоятельный канал информации и развлекательных программ, но как местное дополнение к передачам из Москвы. Новости о «ближнем» и «дальнем» зарубежье передаются, как правило, «из вторых рук» (не от собственных корреспондентов) и позже московских сообщений. Возникает ситуация, названная одним из бывших сотрудников БТ "местечковым глобализмом". "Именно потому, что информационное воздействие российских каналов намного мощнее, чем белорусского, мы начинаем воспринимать себя частью другой страны. И проблемы Сахалина и Чукотки для нас становятся важнее, чем то, что происходит за окном. Мы живем чужой жизнью" [БДГ, 16.02.2000]. "Однако, несмотря на профессиональную неконкурентоспособность по отношению к каналам «Останкино» и «Россия», белорусское ТВ находит своего зрителя благодаря информации именно регионального характера» [Мечковская 94, 307].
Пресса
На 1 мая 2000 года в РБ было зарегистрировано 1160 периодических изданий. Белорусскоязычными являются 118 (10%), 209 изданий заявляют, что они выходят на белорусском и русском языках, 271 (всего 41%) – на русском и белорусском языках. В действительности, очень часто так называемые двуязычные издания используют белорусский язык только в названиях или в выходных сведениях. Как откровенно отметил глава отдела регистрации Госкомпечати, "основатели многих изданий заявили о своей двуязычности на всякий случай. Дескать, если сменится языковая политика, нужно быть подготовленным" [Свабода, 15.05.2000].
Книги
В продукции белорусских издательств, за исключением издательств, специализирующихся на выпуске художественной литературы, до 1992 года преобладали книги на русском языке. В 80-х гг. выпуск книг на белорусском языке составлял по числу названий около 26%, а по тиражу – 16% [Кротюк 90]. Государственная политика белорусизации способствовала в 1993-95 гг. увеличению доли белорусскоязычных изданий, однако общее тяжелое экономическое положение приводило к сокращению выпуска книг на обоих языках.
После провозглашения русского вторым государственным языком и прекращения государственной политики белорусизации, соотношение числа книг на русском и белорусском языках стало резко изменяться в сторону русского языка. К этому еще больше приводила коммерциализация книжного дела, так как книги стали выпускать в зависимости от спроса, а спрос на белорусскоязычную литературу невысок. Впервые после Референдума 1995 года выпуск книг на белорусском языке вырос в 1998 году и достиг 30,3% по числу названий и 35,8% по тиражу. В основном это книги государственных издательств, в которых книги на белорусском языке финансируются на 50%, а детские на 70-75% (детские книги на русском языке финансируются только на 50%). Однако в 1999 году выпуск книг на белорусском языке опять сократился, составив 10,6% по числу названий и 8% по тиражу [Гаравы 2000].
Ситуацию в 2000 году можно оценить по наличию белорусских книг в продаже. В книжных магазинах белорусскоязычных книг немного: учебники, словари, редкие художественные произведения, написанные давно, несколько продолжающихся "подписных" изданий (типа "Гiсторыя Беларусi"), начатых еще в период Второго возрождения.
Образование
Школьное
К концу 1980-х годов языковая ситуация в школах была следующей: в 69,8% школ обучение было на белорусском языке, в 29,9% на русском и в 0,3% на обоих языках. В то же время, в первых обучалось лишь 23% учащихся, а во вторых 76,8%, и в школах с двумя языками обучения 0,2% (данные Минпроса на 1987 из [Кунцевич 99, 140-141]). Ни одной школы с белорусским языком обучения не было в столице, областных и районных центрах (кроме одной показательной школы в райцентре Мосты Гродненской школы). Все они находились в сельской местности. Впрочем, белорусскоязычность школ часто была достаточно формальной. "Вне уроков и учителя, и ученики разговаривают чаще всего по-русски или на диалекте, многие предметы преподаются на русском языке, оформление школ (плакаты, стенды, объявления, настенные газеты, классные уголки и т.д.) чаще всего делается на русском языке и в сельских, и в городских школах. Учителя истории, химии, физики, биологии многие наглядные пособия получают на русском языке. Часто даже контрольные по математике, физике присылают в школы с белорусским языком обучения на русском языке, и учитель, прежде чем дать их детям, должен перевести эти работы на белорусский язык. В программе средней школы для 4–10-х классов в школе с русским языком обучения отводится 1380 часов на русский язык и литературу, 783 – на белорусский язык и литературу, в школе с белорусским языком обучения соответственно 1279 и 886 часов" [Кунцевич 99, 141].
Ситуация начала меняться после 1990 года, стал увеличиваться процент белорусскоязычных школ и классов. Причем, нередко это делалось, как и раньше, директивным путем, что приводило к конфликтам. Так, в Гродно был отклонен судебный иск родителей к городским властям (преобразовавшим русскую школу в белорусскую), на том основании, что по паспорту родители большинства школьников – белорусы [Дрозд 1992]. "При отсутствии достаточной кадровой подготовки, соответствующей базы, без учета мнения людей число первых классов с белорусским языком обучения увеличилось с 20% в 1989 году до 75% в 1994 году" [Авласевич 96, 6]. Такая резкая и непродуманная "белорусизация" была одной из причин как вынесения вопроса о языке на референдум, так и столь большого процента положительных ответов на него. "Референдум показал, что такие тонкие понятия, как национальное самосознание, национальное возрождение формируются, воспитываются с детства, а не разовыми декларациями и приказами" [там же].
После референдума при определении языка обучения стали учитывать мнение родителей (на которых при необходимости оказывалось давление), и число первоклассников с белорусским языком обучения сократилось до 37% в 1996 году и до 4,7% в 1999 году. Помимо русификации городских школ, которые стали белорусскими всего за несколько лет до этого, наблюдается тенденция перевода на русский язык обучения и сельских школ (чего не было даже в застойные годы). Так в 1997-98 годе на русский язык были переведены 55 сельских школ, а в следующем еще 32 школы [Аксак 2000].
Всего в 1999/00 учебном году 61,7% школ в РБ было белорусскоязычными, 24,8% – русскоязычными, 13,5% – смешанные. Но так как белорусские школы располагаются в основном в деревне, их посещало всего 30% учащихся [Звязда, 21.04.2000]. В Минске в этом учебном году было 11 (4,5%) белорусских школ, в том числе белорусский гуманитарный лицей, которые располагались в основном по окраинам. В нескольких районах, а также в центре Минска не было ни одной белорусской школы [НН, 03.04.2000]. Однако, по инициативе городского родительского комитета при ТБМ в следующем учебном году одна из школ в центре Минска впервые после референдума провела набор в белорусскоязычный первый класс [Аксак 2000].
Помимо прочих причин, уменьшение числа белорусских школ и классов имеет и чисто практические основания: так как в стране нет ни одного среднего или высшего учебного заведения с преподаванием по-белорусски, то готовить детей к поступлению в русскоязычные институты лучше в русскоязычной же школе. Как заявил один из родителей: "Як маё дзiця будзе здаваць экзамены па фiзiцы i хiмii ў iнстытут па-руску, калi ўсе тэрмiны яно вучыла сем год па-беларуску?" [Пагоня, 18.05.2000].
Высшее
В Белоруссии почти 50 высших учебных заведений, но нет ни одного, где бы обучение только велось по-белорусски или поровну по-русски и по-белорусски. Белорусский является языком обучения только на факультетах и кафедрах белорусского языка и литературы. На всех остальных факультетах преподавание ведется по-русски.
Попытка студентов факультета истории и культуры Гродненского государственного университета в марте 2000 года перевести преподавание всех предметов на белорусский язык или хотя бы организовать белорусский поток закончилась неудачей, и даже административными взысканиями к зачинщикам, которые были обвинены в национализме [Кiсель, НН05.03.2000].
Последнее время разрабатывается идея о создании в Минске Белорусского Народного Университета, где бы все преподавание шло на белорусском языке. В нем могли бы продолжать свою учебу выпускники белорусских школ и белорусского лицея в Минске. Однако пока эта идея не нашла поддержки в Министерстве Образования [Звязда, 19.02.2000; Рэгiянальная газета, 22.03.2000]. Вместо этого оно предлагает организовать в вузах по два потока: белорусскоязычный и русскоязычный [Наша свабода, 01.09.2000].
Политика
Администрация и правительство
В первой половине 1990-х годов власть в целом придерживалась политики белорусизации: был принят закон о языках, вопрос о языках не выносился на всенародный референдум. Так продолжалось до 1994 года, но вот президентом становится А.Г.Лукашенко. Менее чем через год он заявляет: "По-белорусски нельзя выразить ничего великого. Белорусский язык – бедный язык. На свете есть только два великих языка – русский и английский" [Фурман, Буховец 1996, 57].
После установления русского вторым государственным языком, белорусский язык попал в положение терпимого официальными властями. Его использование не преследуется, но и никак не поддерживается. Языком учреждений является в основном русский, на нем же издаются государственные акты (в редких случаях на обоих языках). Некоторые официальные вывески и надписи (в метро, на улицах, на учреждениях, на билетах и т.д.) сделаны по-белорусски или на обоих языках. Однако это, очевидно, наследие 1990-1995 гг. или даже более ранних времен, а нынешние власти не хотят лишний раз демонстрировать свое отношение к белорусскому языку (и не давать тем самым оппозиции лишнего повода для обвинений). Да и денег это стоит.
Большинство представителей высшего эшелона власти не только не используют публично белорусский язык, но часто с трудом могут это сделать. На этом фоне интересно заявление вице-премьера, министра иностранных дел РБ У. Латыпова о том, что до конца 2000 года он планирует "в совершенстве выучить белорусский язык – независимо от того, сохранит ли он свой пост" [НН, 10.05.2000].

Відповіді

  • 2006.07.11 | igor

    До того самого! І такий досвід вже маємо й у себе.

    Сердечно дякую за такий детальний та аргументований аналіз важливого питання. І це при тому, що стосунки між росіянами та білорусами, принаймні з боку росіян, вважаються "братськими". То чого чекати по відношенню до "зарвавшихся хохлов"?
    Відвертого продовження Російської імперської політики на знищення і колонізацію. Бо російські комуністи хоч прикривалися певний час розвитком пригноблених народів Росії на офіційному рівні. І показово утримували деякі ідеологічні показники.
    Напевно така само ситуація в Придністров'ї, та на грузинських загарбаних землях. Цікаво, що всередині Росії зберігається деяка толерантність і певна політика збереження мов та культури малих народів (наприклад татарів). Отже мова йде про специфічну форму неоколоніальної (совковською мовою) політики. Адже населення сателітів на має права голосу в Росії. Водночас має місце цілковита залежність від Росії.
    Певно що і економічний аналіз дасть подібні результати.
    Кажучи прямо, дуже вигідно утримувати цілісні країни в такому стані. Можна легко використовувати їх ресурси. Водночас населення жодним чином не може вплинути на формування російської влади. Незначні кошти витрачаються на підкуп і підтримку урядової верхівки. А низький рівень життя легко пояснюється меншовартістю і нездатністю до власного державотворення. Створюється потужний проросійський стимул. Щоб заробити на життя, потрібно їхати в Росію. Там добре. Хочемо в Росію. В результаті повна деморалізація і провінціалізація нації. Росія має дешеву робочу силу, для якої не потрібно дбати про соціальний захист, пенсії і т.п. З іншого боку, росіяни в такій країні почуваються краще ніж вдома. Вони "допомагають" бідній країні. Така політика значно ефективніша і далекоглядніша за пряму військову чи адміністративну присутність. Це як хронічна хвороба, з якою організм змирився і співіснує, доки не вичерпає останні ресурси.
    Значною мірою цей сценарій вже було реалізовано і відносно України. З аналогічними наслідками, особливо на сході. У східних регіонах цей сценарій пройшов зразково. Тому з Януковичем ці процеси мали прискоритися і поширитись. Проте виявилося, що в Україні десь взялися українці, яким такий сценарій не подобається.
    Намарне комуністи і їх електорат мріють про якийсь хоч номінально рівноправний чи братній союз. Результат буде один. Олігархічна колонія. Байдуже під яким прапором. Під червого-голубим чи блакитно-жовтим. Якщо лише українці не почнуть відроджуватися як нація. Не із бабок, шмоток та ковбаси. А із власної мови, історії, культури. Із власного достоїнства. Рятуючи і виховуючи українцями своїх дітей, молодь. Формуючи свою, національну еліту.
  • 2006.08.01 | igor

    Коротенький штрих із життя зони

    вільної від української мови. Щойно в магазині молода жінка цілком нормальної зовнішності, середній клас, 25-30 років, до продавщиці: "Сколько я Вам торчу?". Цікаво, що продавщиця "в курсе". Коментарі зайві.


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2021. Сайт розповсюджується згідно GNU Free Documentation License.
Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua